Много лет тому назад...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река

Сообщений 121 страница 150 из 154

121

- О, так ты был зол или голоден? - Уточнил фанатик, поглаживая холодную руку.
Саннин все еще трясся, несмотря на близость огня, заставляя подозревать, что трясется он уже не от холода.
Все-таки поразительно, каким жалким он может быть...
Хидан наблюдал за ним с искренним любопытством. Выражение лица саннина вводило его буквально в экстаз - такого возвышенного страдания он не видел уже давно. В какой-то момент жрец Темного Бога поймал себя на том, что возбужден.

122

- Думаю, и то и другое... Но точно сказать не могу. - пожал плечами Орочимару. Дрожь постепенно унималась, но периодически то одну, то другую группу мышц сводило судорогой, на что немедленно отзывалось все тело. Саннин украдкой разглядывал Хидана и откровенно завидовал его способности нормально переносить холод.
"Проклятье... и это только один вечер и ночь... Если дальше такими темпами пойдет, я кончусь очень быстро... Чертова зима... Ненавижу зиму! Хорошо теплокровным..."
По едва уловимому изменению запаха Орочимару понял, что Хидан снова возбуждается.
"Не думаю, что обратиться с предложением продолжить будет уместно в моей ситуации. Еще порвет ненароком..."

123

- Надеюсь, тебе сейчас не слишком хреново, потому что я тебя хочу, - бесхитростно заявил Хидан, потянувшись с поцелуем. - Винить в этом можешь только себя.
Отпустив почти согревшиеся пальцы саннина, он повернул его к себе, без тени смущения прижимаясь всем телом. Ощущение опасности заводило, заставляя терять голову и действовать прямо и безрассудно.
Надеюсь, он достаточно замерз, чтобы не попытаться помешать.
Настроение Хидана менялось неуловимо быстро - он уже забыл, что его только что пытались убить, только покалеченная рука напоминала о произошедшем, но для того, чтобы прижать желанного мужчину к себе, достаточно было и одной.

124

- Ты хочешь, чтобы я продолжил начатое? - уточнил Орочимару, обхватывая руками горячее тело Хидана.

- Хреново, но уже полегчало достаточно для того, чтобы хватило. - не особо внятно выразился саннин, прижимаясь к горячему телу.

"Да, так гораздо лучше... Вот и согреюсь нормально. Только бы Змей не вылез снова... Мдя... Вот поди узнай, что этому белобрысому в сексе нравится... Никогда не был силен в угадывании."

Орочимару поглаживал горячую спину, согреваясь постепенно. Он выжидал, пока Хидан сам озвучит свои пожелания. Лохануться еще раз саннину вовсе не хотелось.

125

- Чтобы ты продолжил? - Слегка удивленно переспросил Хидан, отрываясь от его губ.
Надо же, даже не попытался укусить. Похоже, он действительно reijii - сам не понимает, что у него в голове творится.
- Доесть меня решил? Даже не надейся...
Горячие пальцы жадно прошлись вдоль позвоночника, ощупали крепкий зад и скользнули между ягодиц. Орочимару, похоже, согрелся только снаружи - вход в его тело по-прежнему был ледяным.
Неприятно... Стоит подождать, пока он согреется, иначе буду чувствовать себя хреновым некрофилом.

126

- И в мыслях не было тебя есть... - протянул Орочимару. - Но если ты надеешься на сколь-либо деятельное участие с моей стороны, лучше не пытаться положить меня вниз... Впрочем дело твое.
Не то что бы саннин имел что-то против Хидана сверху - беловолосый фанатик был весьма симпатичен, и, похоже, свое дело знал, просто саннин, нахлдясь снизу, обычно был холоден, как английская леди, благосклонно принимал ласки и вознаграждал за них редкими проявлениями жизни. Поэтому Орочимару счел своим долгом предупредить Хидана чтобы тот, разочаровавшись, не начал снова размахивать косой во все стороны.

127

- Твоего "деятельного участия", - передразнил фанатик, - мне захочется снова не раньше, чем я перестану чувствовать себя одноруким инвалидом.
Чуть более грубо, чем следовало бы, он вжал саннина носом в порядком перепачканную, но по крайней мере пока целую ткань плаща. Хидан по-прежнему ничуть не замерз - спину Орочимару буквально обдало жаром его тела, следом навалилась тяжесть, горячий напряженный член лег в ложбинку между ягодиц. Холод значительно снижал чувствительность, но эрекция и не думала спадать. Жрец намотал черные волосы на здоровую руку, поднося их к губам - он наслаждался происходящим. На мнение Орочимару ему было глубоко наплевать.

128

- Как знаешь... - пробурчал Орочимару и поморщился от прикосновения к лицу грязной ткани.
"Ну хоть изнутри согреет... А то я совсем замерз..." - неспешно проплыла в голове мысль.
Тело саннина расслабилось, постоянное дзюцу "мягкой трансформации" позволяло с комфортом принимать любые позы и находиться в них сколь угодно долго. Так же дзюцу позволяло телу растягиваться в любых местах без боли. Ну а так как по сути тело не было родным телом Орочимару, то и все, что с ним проделывали, Змеиного Саннина не особо интересовало. В такие моменты он мог рассматривать всякие посторонние объекты - вот, например, переплетение нитей на подкладке плаща...

129

Осторожно войдя в податливое тело, Хидан удивился, насколько легко ему это удалось, но забыл об этом через секунду. Орочимару и в самом деле изнутри был холоден, как покойник - своеобразное ощущение, очень острое. Сделав пару пробных толчков, жрец быстро нашел подходящее положение и, уже не отвлекаясь, отдался процессу. Благодаря трению прямая кишка змеиного саннина постепенно отгревалась, и ощущения как будто выплывали из темноты, очерчивая свои контуры сначала смутно, а потом все ярче.
Энтузиазма Хидану было не занимать, терпения тоже, а холодность партнера - и в прямом, и в переносном смысле - его мало волновала. Он абсолютно не стремился доставить предателю организации удовольствие, даже наоборот - считал это ниже своего достоинства в этом положении.

130

Орочимару лежал, уткнувшись носом в плащ, разглядывая причудливую россыпь пятен крови и грязи, задумчиво ковыряя их кончиком пальца. Приятное тепло ощущалось изнутри, а уж чем оно было доставлено - наплевать. По крайней мере саннин упорно убеждал себя в этом. От нечего делать он вслушивался в звуки ночного леса, в возбужденное дыхание шиноби сверху, в потрескивание ткани под пальцами... Перед рассветом копошились на ветвях ранние птицы, роняя вниз комья снега, возбужденный Хидан громко дышал в ухо, а комочки грязи с неохотой отколупывались от ткани. Ощущение тепла внутри и сверху клонило в сон, и саннин уже всерьез подумывал уснуть.

131

Издав стон наслаждения, Хидан кончил - разумеется, внутрь, и, немного помедлив, вышел из тела саннина. Равнодушно откинувшись на спину на плаще рядом с ним, плечом к плечу, фанатик расслабленно смотрел в посветлевшее небо. Из-за легкого тумана стало намного холоднее - мельчайшие капельки воды оседали на коже, и даже разгоряченный шиноби ощущал каждое едва уловимое движение воздуха по прохладе, ласкающей тело. Потянувшись, он прикрыл глаза, лениво раздумывая о планах на ближайшее время.
Лежащий рядом Орочимару был неподвижен, но Хидана это не волновало. Он прекрасно знал, что змеиный саннин не из тех, кто может позволить себе умереть так просто, а на остальное ему было наплевать.

132

Почувствовав завершение процесса, Орочимару свернулся клубком, чтобы сохранить тепло, и уснул, прижавшись спиной к Хидану. Свои эмоции он предпочитал держать при себе, не давая Хидану повода для злорадства. Сейчас он ненавидел этот мир, чувствуя себя в нем откровенно лишним, и не нужным ни для чего, кроме удовлетворения физиологических потребностей беловолосого фанатика. Будь погода не столь холодной, он бы давно свалил на все четыре стороны, только чтобы не видеть презрения и враждебности в алых глазах своего невольного попутчика.
"Интересно, на кой я ему сдался? Ради секса? Наверное да... Жаль, я не в лучшей форме, да и он наверняка не оценил бы моей инициативы..."

133

Он уснул?
Хидан слабо улыбнулся. Вот она, змеиная натура - свернулся клубком и греется.
А у него в голове уже смутно выстроился план действий на ближайшие несколько часов. Тихо встав, он надел штаны, ботинки, натянул почти уцелевшие гетры и вернулся к предыдущему месту стоянки. Почти сразу он нашел то, что искал, - обрывок плотной желтоватой ткани - то, что раньше было одеждой саннина.
Пойдет.
Пройдясь до реки, жрец, морщась, смыл ледяной водой кровь и грязь, промыл укусы и царапины и пригладил волосы, приведя себя в более-менее пристойный вид.
Разорвав ткань на две широких полосы, Хидан аккуратно перебинтовал раненое плечо. Практического смысла в этом не было - рана уже начала заживать и почти не кровоточила, но пугать возможных встречных жуткой рваной раной не стоило.
Вторую полосу он намочил водой из реки и, вернувшись к костру, осторожно, чтобы не потревожить, размотал узлы на спящем саннине, стер грязь и кровь и критически оглядел результат. Ну, по крайней мере жалость он в таком виде вызывает, это факт - достаточно посмотреть, во что превратились его волосы. Что ж, этим тоже можно будет воспользоваться. Теперь оставалось ждать, пока безмятежный гад проснется, чтобы выяснить его мнение по поводу того, что делать дальше.

134

Проснувшись еще от прикосновений холодной ткани к коже, Орочимару соизволил открыть глаза только тогда, когда Хидан закончил оттирать с него грязь. Придав лицу холодное и безразличное выражение, он потянулся, расправляя суставы, и посмотрел на Хидана. Оценив его отмытость и причесанность, саннин хмыкнул.
- С добрым утром.
"Ага, с добрым, как же... Проклятье, как же хреново-то все... Ну что я вообще тут делаю? Бессмысленно все и бесполезно... что бы я не сделал, получается только хуже... Лучше не делать ничего..."

135

- Утро добрым не бывает, - парировал Хидан. - Вставай и приводи себя в порядок. Мы уходим.
Саннин отчаянно пытался выглядеть безразличным, но на дне его глаз застыла такая тоска, что фанатик едва сдерживал желание его ударить.
Как же ты уронил себя, Орочимару...
Змей выглядел обреченным и беспомощным, словно собирался полностью положиться на жреца.
Глупо.
Как бы то ни было, Хидан не считал себя тем, на кого можно полагаться, и твердо решил избавиться от попутчика, как только необходимость в нем пропадет.

136

- Да-да...  - Орочимару потянулся и зевнул.  - Мне что, так голышом и идти? - поинтересовался он.
Усевшись поудобнее, он начал разбирать тот бардак, который творился у него на голове. Расправляя спутанные пряди, вычищая мусор, он находил некое успокоение в однообразных движениях пальцев, полностью сосредоточившись на процессе.
"Эту прядь сюда... Тут распутать... Теперь тут... Расправить, расчесать... Если и умру, буду хоть хорошо выглядеть... Ксо, не расчесывается... Распутать и снова расчесать..."
Закончив с волосами, Орочимару с той же тщательностью принялся за канат. Надеясь отыскать обрывки своей одежды, он решил как можно бережнее позаботиться о том, что от неё осталось.

137

- Идиот, - отрезал жрец. Крепко схватив саннина за запястье, он поднял того с земли. - Конечно, нет.
Взяв свой плащ, Хидан хорошенько встряхнул его и накинул на плечи Орочимару.
- Одевайся. На твои волосы всем посрать, так что не теряй время, а вот лицезреть твою бледную задницу рады будут не все.
Сам он был в общем-то готов - осталось вскинуть на плечо косу. Холодный металл был ужасно неприятным, и фанатик нервно переминался с ноги на ногу, ожидая, когда наконец можно будет сдвинуться с места.
Перспектива еще одной подобнйо ночевки совсем не радовала. К счастью, у него было при себе немного денег, - привычка всегда иметь запас выработалась в ходе многих лет общения с Какудзу, - но Хидан понятия не имел, можно ли будет потратить их в незнакомом месте.
В конце концов, деньги есть деньги. Во всяком случае, попробовать стоит.

138

Закончив-таки свои приготовления, Орочимару перехватил плащ на пояс, обмотав канат вокруг талии, чтобы ветер не задувал насквозь.
- Я готов, идем. - бросил он.
Орочимару обвел взглядом лес, чуть потянул воздух носом - и с удивлением обнаружил в воздухе лёгкий, едва уловимый запах дыма. А дым означал наличие человека. Определив направление, он обернулся к Хидану.
- Нам туда. - и указал рукой направление.

139

- Смотри-ка, ожил, и чувства появились, - хмыкнул фанатик, но спорить не стал.
Прежде чем тронуться с места, он в очередной раз достал флягу, поболтал, прислушиваясь к бульканью жидкости внутри, сделал глоток и протянул емкость саннину - там оставался последний глоток.
Трудно сказать, что сподвигло его на этот поступок. Наверное, он действительно просто жалел Орочимару, попавшего в такое незавидное положение, в котором сам Хидан не чувствовал особого дискомфорта, и, глядя на него с некоторым превосходством, ощущал потребность помочь и даже поддержать. Умиротворение после секса еще не прошло, а в таком состоянии Хидан бывал весьма и весьма великодушен - куда более, чем поделиться последним глотком спиртного.

140

Презрительно фыркнув, Орочимару принял фляжку и употребил спиртное по назначению. Горячая волна прокатилась по пищеводу к пустому желудку, согревая замерзшее за ночь тело. Аккуратно завинтив пробку, саннин вернул флягу владельцу.
- Благодарю.
Отдав флягу, белые руки тут же спрятались в рукава плаща, и саннин решительным шагом направился прочь с полянки. Он был зол и обижен на весь мир, но демонстрировать это Хидану не собирался.
"Унизил, опустил, да? Ну наслаждайся, молодец, возьми с полки пирожок... Теплокровный, блин..." - но озвучивать свои мысли Орочимару не собирался.

141

- Не за что, - насмешливо отозвался Хидан, пряча флягу в карман, и, словно продолжая сказанную ранее фразу, отпустил грубоватый комплимент: - Хотя oshiri у тебя вообще-то очень даже ничего.
Догнав саннина, он легким шагом пошел рядом, стараясь не слишком тревожить раненую руку, чтобы не выглядеть истекающим кровью, и мурлыкая себе под нос не то молитву, не то какую-то песенку.
Объективных причин не доверять Орочимару вроде бы не было, но после ночных приключений Хидан поглядывал на него подозрительно, на всякий случай запоминая дорогу.

142

- Спасибо, выбирал лучшую. - бросил в ответ Орочимару, сосредотачиваясь на том, чтобы не сбиться с пути. Места были подозрительно знакомы, и вскоре саннин вышел на неширокую, но хорошо утоптанную тропу. Идти по ней было гораздо легче, и скорость передвижения увеличилась.
По бокам тропинки смыкались заснеженные деревья, в вышине, как и вчера, небо закрывали тучи. Птицы перепархивали с ветки на ветку, выискивая добычу, один раз по ветвям пробежала белка, и замерла, разглядывая непрошенных гостей. Орочимару проводил её взглядом, сожалея, что не припас кунаев, и прошел мимо.

143

А он, кажется, и правда знает, куда идет...
Украдкой поглядывая на саннина, Хидан успевал охватить взглядом всю окружающую местность.
В стране Огня он бывал, и не раз, и, похоже, желтоглазый гад был прав - пейзаж и в самом деле был похожий, вот только слишком безлюдный. Климат в стране был подходящий для жизни, и заселена она была достаточно плотно - а тут они за такую долгую дорогу не встретили ни единого признака людей. Интересно.

144

Вскоре за поворотом тропинки показался какой-то забор с воротами, из-за забора поднимались дымки. Ранним утром все люди еще спали, но теперь их присутствие мог почуять даже такой толстокожий теплокровный, как Хидан. Орочимару отступил снова за угол тропинки, пропуская его вперед.
- Пришли. - лаконично откомментировал он.
Забор был сделан из толстых жердей, вбитых в землю плотным частоколом. Ворота были закрыты.

145

- Пришли куда? - Недоверчиво уточнил Хидан, скептически окидывая взглядом забор. - Это что, твоя новая база, Орочимару?
Хм, ну, предположим, мы попросим помощи... Что мы скажем? Хотя надеяться на змеиную морду смысла нет, он, конечно же, свалит все объяснения на меня. Но я же не могу сказать, что я, преступник S-класса, оказался тут непонятно как и даже не знаю, где я?
Шиноби косо взглянул на Орочимару, но тот явно не горел желанием разрешать ситуацию.
Мда. Хреново. Придется выкручиваться.

146

- Пришли к людям. А если бы это была моя база, я не сидел бы с тобой в лесу, а давно свалил сюда. Ты недоволен? Людей я тебе нашел, можешь делать с ними что хочешь - хоть трахай, хоть в жертву приноси.
Орочимару стоял, спрятав руки в рукава, и оглядывая пейзаж равнодушным взглядом. Да, эти места были ему знакомы, но здесь не было никакого лагеря при нем! Была обширная поляна в лесу, довольно ровная, если не считать каких-то холмиков. Иногда на ней попадались ямы, обугленные деревяшки - но никакого забора и лагеря не было!
"То ли память моя меня подводит, то ли мы оказались не совсем там, где хотели..."

147

- Что значит людей ты мне нашел? То есть, тебя в лесу все устраивало?
Чертов змей.
- Я не знаю этих мест. Где мы?
Хидан был раздражен. Орочимару слишком хорошо ориентировался здесь, чтобы верить, что места ему незнакомы, но по какой-то причине упорно отмалчивался.
Что же ты скрываешь?
Прежде, чем искать помощи, следовало вытрясти из саннина все, что ему известно - и Хидан готов был спустить его змеиную шкуру, но не позволять морочить себе голову.

148

- Я тебе говорил, что мы в стране Огня, в окрестностях Конохи, но ты предпочел мне не поверить. Людей я тебе нашел по запаху, и абсолютно не в курсе, кто тут может жить. Когда я навещал эти места, здесь не было таких заборов. Лес тут был, и большая поляна. Могу предположить, что её кто-то обжил. Ах, да, и если бы меня в лесу все устраивало, я бы не пошел искать людей, ясно? - выдал Орочимару раздраженному Хидану.
"Неужели нельзя было с первого раза запомнить?" - промелькнула мысль.
Саннин поправил рукава и шагнул к повороту.
- Ну хочешь я первый вылезу, напугаю их своей белой мордой до полусмерти, а потом ты будешь искать самых смелых? - язвительно поинтересовался он.

149

- Попробуй, - вяло огрызнулся Хидан. Объяснения его абсолютно не устраивали. - И когда же ты тут был в последний раз? Лет так сто назад, или сколько тебе там?
Тем не менее бессмертному ничего не оставалось, как последовать за саннином, ругаясь сквозь зубы. Он абсолютно не представлял себе, как выбираться из сложившейся ситуации. Дарить свой плащ Орочимару он тоже, кстати, не собирался, но не раздевать же его прямо посреди улицы...
- Может, все-таки хотя бы договримся об общей версии произошедшего? - Догнав саннина, Хидан схватил его за плечо. - Или ты собираешься рассказывать как есть - нажрался, проснулся месяца так три спустя и не знаю, где я?

150

- Мне меньше ста лет! - возразил Орочимару, останавливаясь.
- Общая версия... Мы путники, нас ограбили, мы ищем кров и очаг. Пойдет? - предложил саннин. Он понимал, что это несколько абсурдно звучит, но лучших идей в голову не приходило.
- Есть другие варианты?
От стояния на холодной земле ноги опять начали замерзать, желудок сводило от голода - в общем жизнь казалась на редкость дерьмовой штукой.