Много лет тому назад...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река

Сообщений 1 страница 30 из 154

1

Пересекающая всю Страну Огня довольно широкая река. Берега ее живописны, а воды полны разнообразной рыбы.

2

Орочимару очнулся на берегу реки. Голова раскалывалась, как после большой пьянки, холод пронизывал до костей, влажный ветер бросал в лицо хлопья снега с затянутого тучами неба. Все это было категорически не по душе старому змею и он, поднявшись и немного пошатываясь на ходу, пошел вдоль берега искать себе подходящее убежище.

Через некоторое время берег оказался перегорожен огромным упавшим деревом, корни которого подмыла вода. Взобравшись на обрыв по его стволу, саннин обнаружил под его корнями уютную пещерку, куда и забрался, чтобы собрать мысли воедино и понять, где он оказался.

3

Первое, что почувствовал Хидан, придя в сознание, - он был зол. Чудовищно зол на этого маленького засранца, который...
Вторым было удивление - он был цел. Открыв глаза, а затем поднеся руки к лицу, темный жрец присвситнул.
- Твою мать!! - Его полурадостный крик прорезал тишину холодного воздуха.
Верно. Он замерз, он понятия не имел, где оказался, он вообще мало что понимал, - но он был абсолютно цел. Ни единого шрама, ни единого шва - сколько же времени прошло и что случилось?
Оглядевшись вокруг, Хидан вздохнул: негостеприимный, а потому такой милый сердцу пейзаж был ему абсолютно незнаком. Зато при себе была любимая коса, целенький и почти чистый плащ и... бледные пальцы сжали амулет на шее. Да, самое важное на месте.
Предаться раздумьям или, Джашин упаси, унынию шиноби даже не подумал. Легко закинув оружие на плечо, он широко улыбнулся холодным водам реки и бодрым шагом направился туда, где, по его представлениям, мог бы находиться хоть какой-нбудь населенный пункт.

4

Сидя в укрытом от ветра закутке за разлапистыми корнями, Орочимару собирался с мыслями. Внезапно он услышал хруст гальки на берегу под чьими-то шагами. Выглянув из укрытия в надежде спросить дорогу, он буквально застыл в шоке - по берегу прогуливался его бывший коллега - Хидан! Орочимару нырнул обратно за корни и принялся следить за перемещениями Хидана, как раз приближавшегося к стволу дерева, вершина которого находилась далеко в реке.
"Интересно, а чего он-то тут забыл? Неужели с напарничком за мной охотится? Странно, Какудзу не чую, хотя от него и чакрой за версту несло, и всякой гадостью..."

5

Расслабленно бормоча себе под нос, Хидан шел вдоль самой кромки воды, наступая как можно ближе, но ни разу не намочив ноги - это было похоже на детскую игру, которой преступник развлекался по пути. Вскочив на преградившее путь поваленное дерево, он уже собирался было продолжить путь, когда почувствовал всплеск чужой чакры - несомненно сильной, но притаенной, словно обладатель не был уверен, стоит ли обнаруживать себя.
Запрокинув глову к небу, жрец громко возвестил:
- Я знаю, что ты здесь. Выходи и дерись, как мужик!
Возможность подраться прямо по пути была как нельзя кстати - и размяться, и погреться... Хидан ощутил всплеск адреналина в крови и снял с плеча косу.

6

Орочимару одним прыжком оказался на корнях сверху. Подгнивающая древесина слегка затрещала, но не сломалась.

- Я что, по твоему, с дубв рухнул, с бессмертным драться? - язвительно поинтересовался он.

- Коллегу мог бы и узнать.

Порыв ветра встрепал черные пряди, покрывая их звездочками снежинок. Снегопад становился сильнее, а форма Деревни Звука не была рассчитана на такой климат. Орочимару слегка потряхивало от холода и пронизывающего ветра, но он старался не показывать вида.
"Блин, в такую погоду мне в спячку только впадать..."

7

- Орочимару? - Вздернул брови Хидан. Впрочем, особого удивления на его лице не отразилось. - Как я, интересно, должен был тебя узнать, если ты прячешься, как девченка? И вообще мне вроде говорили, что ты сдох.
Жрец приложил бледный палец к губам, припоминая, действительно ли он слышал от кого-то о смерти змеиного саннина или что-то путает? Вроде бы нет, он хорошо помнил, как злорадствовал по поводу кончины бывшего напарника Сасори, уже отчаявшийся до него добраться.
Тем не менее Орочимару выглядел вполне живым - ну, насколько он мог выглядеть живым. Замерзший и как будто растерянный, отчего непривычно раздраженный, он походил на белую ящерицу, которой только что оторвали хвост, разве что не шипел. Или ящерицы не шипят? Увы, под рукой не было Какудзу, у которого всегда можно было спросить такие вещи...

8

- По чакре! Вычислил же ты меня как-то. И вообще, про тебя я краем уха слышал то же самое. Что до пряток... Я, как уже говорил, еще не свихнулся, а твой напарничек давно на меня зуб точит, корыстная тварь. - высказался саннин. Он мотнул головой откидывая волосы с лица.

- И кстати, что это за местность?

"Угораздило же наткнуться на этого фанатика... Хотя признаю, не худший вариант. Только бы не попытался обратить в свою веру..."

9

- Как видишь, моего напарничка здесь нет, - Хидан раздраженно пожал плечами. Упоминание Какудзу невольно покоробило его. Казначея он терпеть не мог, но без него ощущал постоянный дискомфорт. Как говорится, если у тебя ничего не болит - значит, ты уже умер... - А я **у? Ты вот, например, что здесь делаешь?
И в самом деле, что здесь забыл Орочимару? Хидан окинул его взглядом еще раз. Экипировка как будто обычная, но какая-то не дорожная, как будто он выбрался прогуляться, намереваясь вернуться к вечеру. Но окружающий пейзаж был весьма и весьма далек от меланхоличных заливных лугов страны Рисовых Полей.
Сбивало с мысли то, что жрец, как ни силился, не мог увязать с этим местом самого себя. Он был абсолютно уверен, что не смог бы выбраться из-под обвала да еще и забраться так далеко самостоятельно, ничего не запомнив - не действовал же он бессознательно, в самом деле. Значит, кому-то нужно было, чтобы он оказался здесь? Принесли, положили - и ушли?
Или... Да, пожалуй, самой вероятной была версия о потере памяти. Возмжно же, что времени прошло много, а он ударился головой и забыл все с того момента? Тогда как выяснить, что случилось?
Незаметно ущипнув себя под плащом, Хидан успокоился. Что толку ломать голову - для начала надо выяснить, где он, и тогда, возможно, все встанет на свои места.

10

Саннин передернул плечами и поежился от холода. Все окружающее его раздражало, хотелось оказаться в родном убежище и потягивать горячий чай у камина... Останавливало одно - смутные воспоминания о блеске клинка, рассекающего белое змеиное тело. Память о "почти-смерти". О собственном ученике, не пожелавшем подчиниться. Горькая, тяжелая память.

- Тусуюсь, не поверишь! - зло сорвалось с языка.

Орочимару слез на бревно и уселся поудобнее.

- Похоже я слегка злоупотребил саке.

"А что еще я могу сказать про такую головную боль?"

11

- Ты? - Скептически скривился Хидан. - Ты, как я помню, не мог перепить только Сасори, и то только потому, что ему некуда... Впрочем, твои Сверхважные Секретные Миссии меня тоже не ***т. Своих проблем хватает. - У него возникло смутное ощущение, что Орочимару мучается теми же вопросами, что и он. Слышать от старого змея "я перепил саке" было как-то странно, если не сказать хуже.
Привычно легко выбросив из головы чужие проблемы, Хидан вернулся к своим собственным. Он и сам не знал, почему был так уверен, что шел в нужном направлении, но острая интуиция религиозного фанатика его никогда не подводила. Следовало отвязаться от Орочимару и продолжить путь, потому что солнца не было видно, а биологические часы напрочь отказывались понимать хотя бы, утро сейчас или вечер. Откровенно зевнув, жрец отвернулся и добавил, надеясь отбить у бывшего Акацки желание продолжать разговор:
- Вообще ты прав. Будь тут Какудзу, мы бы тебя прихлопнули, чтобы Лидер выписал нам премиальные.

12

Шиноби презрительно фыркнул.
"Да что он в выпивке понимает!"
- Одно дело перепить, другое дело проснуться наутро... - поучительно произнес Орочимару.
- А где ты своего тентаклемона посеял?
Ветер задувал под одежду, холодное бревно отнимало остатки тепла, и Орочимару чувствовал, что еще немного - и он останется тут до лета, невидящими глазами созерцать свинцовые воды реки, что неспешно катилась средь лесистых и диких берегов.

13

На холеном лице Хидана отразилось легкое замешательство. Только после того, как змеиный саннин задал вопрос, он понял, что довольно смутно помнит последнюю встречу с напарником.
- Пожалуй... где-то в окрестностях Конохи. Впрочем, - тут же спохватился он, - я не обязан перед тобой отчитываться.
Еще не хватало, чтобы Орочимару понял, что он сам не имеет ни малейшего понятия, где распрощался с Какудзу, хотя по большей части они были неразлучны. И постоянно грызлись по поводу и без повода...
Надеюсь, он по крайней мере жив... Х**во будет, если я останусь без напарника. Вон Орочимару ушел, и кого дали Сасори? Жуууть... Лучше уж буду ходить на миссии в одиночку. Хотя для меня это далеко не лучший вариант.

14

Орочимару криво усмехнулся.

- Понимаешь, не люблю, когда на мне наживаются всякие меркантильные старикашки.

"Так пусто в голове... Не знаю, где я... Может это сон? Слишком нереально..."

Тусклые блики на волнах, вихри снега в воздухе завораживали. Пронзительный холод сменился иллюзией тепла, перед глазами все плыло.

"Держаться. Он не увидит моей слабости. Проклятье..."

15

- Понимаю, - жрец сделал участливое лицо, - но ничем помочь не могу.
"Меркантильный старикашка" его ничуть не задел. Зато задело другое - из-под полуприкрытых век он жадно ловил направление блуждающего взгляда саннина и лишний раз убедился, что тот растерян, хотя более чем успешно это скрывает. Ну, попытка не пытка, не могло же им обоим сразу отшибить память... Может, кого-нибудь ищет. Или что-нибудь. Не мог же он просто заблудиться?
- Раз уж ты тут обретаешься, может, подскажешь, где тут ближайший населенный пункт? - Поинтересовался Хидан, стараясь, чтобы вопрос прозвучал равнодушно и как бы между прочим.

16

- Веришь, нет - в душе не е*у. - выразился саннин на понятном Хидану наречии.

- Предлагаю пойти и поискать.

"Да уж... Куда я сейчас пойду... Только упасть в снег, и все будет так спокойно..."
Орочимару уже с трудом мог шевелиться, а потому сидел неподвижно и гордо, стараясь не показать своего состояния. Волосы трепал мокрый ветер со снегом, снежинки уже не таяли на волосах, делая их седыми. Или белыми, как у Хидана. Снег лежал на черном оплечье, пригнул книзу бант форменного каната, и без того тяжелого... Зато благодаря канату саннин не заваливался вперед с бревна, найдя точку хрупкого равновесия.

17

Жрец прищурился и поправил воротник плаща.
- Значит... - медленно начал он, - значит, ты сам понятия не имеешь, где мы, верно?
Значит, мы в одной лодке. Странно, я не понимаю, что связывает меня с этим... предателем. Нет, я его всегда уважал, не каждый обведет вокруг пальца Великого Гроссмейстера, используя его для своих целей... Тем не менее странная они были парочка, он и Сасори. Но, похоже, выбора у меня нет, местность я не узнаю - значит, забрался действительно далеко, а возвращаться обратно в компании будет веселее... Ох, что сделает со мной Какудзу, когда...
Спохватившись, что задумался, Хидан вновь поднял взгляд на Орочимару, надеясь, что на лице его размышления никак не отразились.

18

Орочимару все так же завороженно смотрел на реку, уже едва видную в завихрениях снегопада. Его кожа, и так будучи белой, цвета не поменяла, но пальцы судорожно вцепились в древесину, да так и застыли. Немного помедлив, он ответил:

- Ага, именно. Куда по пьянке не занесет. Не надо было мешать напитки...

"Странно... Этот тоже не знает, где мы... Странно, что он тут один... И почему так холодно?"
Ветер кинул в лицо саннина горсть снега, но тот даже не пошевелился, застыв на бревне в горделивой неподвижности. Низкое мрачное небо наверху, серая река и белая земля внизу. Бесцветный пейзаж, так не похожий на краски Страны Рисовых Полей...

19

- Хватит плести ***ню, - раздраженно отрезал жрец и только сейчас понял, что с Орочимару что-то не в порядке. Обычно вспыльчивый и раздражительный, сейчас тот застыл, держа спину прямо и неподвижно.
А еще на нем не таял снег...
- Эй, змеиная морда, ты вообще в порядке? - Подозрительно осведомился Хидан, истолковав состояние шиноби по-своему. - Это сколько ты бухал, что до сих пор не выветрилось?
В глубине души Хидан прекрасно понимал, что саннин врет. Алкоголем от него не пахло. Вообще ничем не пахло, даже привычный приторно-мускусный запах змеиной чешуи куда-то подевался на пронизывающем ветру.

20

- Сам ты морда... - чуть замедленно отозвался саннин.

- Похмелье, башка трещит - что тут может быть в порядке?

Слова срывались с губ медленно, да и мысли увязали, словно мухи в смоле. Змеиная кровь не грела, замедляя свой бег, дыхание становилось все реже, да и толчки сердца в груди постепенно слабели.

"Просплю до весны тут..." - пришла в голову ленивая мысль. - "Оттаю потом... Главное сохранять достоинство..."

21

- Х*ясе похмелье, - авторитетно возразил фанатик. - Ты, может, кроме саке еще какой-нибудь дряни наглотался? Слушай, - неожиданно посетила его мысль, - а мы не вместе ли с тобой нажрались? Я вообще-то сам убей не помню, как сюда попал, - слегка застенчиво признался он.
Вообще-то забыть такую вещь, как внеплановая пьянка с Орочимару, было бы нереально. Но проснуться ни с того ни с сего Джашин знает где по идее тоже... Единственное, в чем Хидан был сейчас уверен, - подраться уже не удастся. Слишком жалким выглядел саннин с его "похмельем".

22

- А вот хрен знает... Ни х*я не помню... И с кем пили, тоже не помню, так что может и с тобой. У тебя тоже отшибло память, так? - слегка подтормаживая поинтересовался саннин. Шея поворачиваться отказывалась, да и все равно перед глазами была только белая пелена.
"Кажется Хидан чуть левее... Или нет? Снег, как много снега... Держаться, держаться..."
Свист ветра в ветвях убаюкивал, снег укрывал мягким одеялом. Орочимару уже не чувствовал тела, Великий Змей внутри погружался в спячку.

23

- Я бы не сказал, что отшибло. Просто я был там - а теперь я тут...
Хидан осекся. Орочимару, казалось, вообще переставал передавать признаки жизни. Его хриплый голос звучал все тише, как будто он умирал. Склонившись над застывшим саннином, Хидан секунду помолчал, а затем с размаху влепил ему пощечину.
- Эй! Ты меня вообще слушаешь или нет?

24

Пошатнувшись от пощечины, саннин нарушил хрупкое равновесие. Канат за спиной неудержимо потянул назад, ногти пробороздили застывшую кору дерева.
"Зря я вылез... Там было теплее..." - промелькнула в сознании последняя мысль и исчезла, махнув напоследок хвостиком. Спиной назад Орочимару начал заваливаться назад с бревна в обьятия мягкого белого сугроба, наметенного под ним.

25

Тело среагировало быстрее разума - Хидан нагнулся следом и... от души пнул змеиного саннина, с детским любопытством в глазах проводив его до земли. До земли, к счастью, было недалеко, поэтому последователю Темного Бога не было ни капли стыдно. Спрыгнув с поваленного дерева, он опустился на корточки и потрепал Орочимару по плечу:
- Эй, ты цел? Трезвей в темпе, а то замерзнешь.
Лицо шиноби напоминало фарфор - белое, холодное и неподвижное. Прижав пальцы к холодной шее, Хидан убндился, что саннин пока не помер, и успокоился.

26

Пинка Орочимару уже не почувствовал, как и самого падения. Застывшее тело сворачиваться в клубок категорически отказалось, а потому замерло в сугробе так как упало. Саннин хотел еще что-то ответить, но отвлекся на радужное пятно, проплывающее перед глазами. Пятно тоненько позванивало и выглядело дружелюбным. Орочимару завел с ним длинный и бессмысленный диалог обо всем и ни о чем, пятно отвечало и мягко переливалось, то распадаясь на полоски, то клубясь тучкой...
Хлопья снега тихонько засыпали саннина, падая с мутного по-зимнему неба на холодную землю. Постепенно подступали ранние сумерки.

27

По ходу, ему и в самом деле х**во...
Пнув Орочимару повторно и убедившись, что тот не реагирует, Хидан задумался. Конечно, логичнее всего было бы оставить его тут - на черта ему сдался этот бледный глист? Смущало то, что это пока была первая встреченная им относительно живая душа, и никого другого пока не предвиделось.
Всю жизнь беловолосого преступника преследовал страх одиночества. Возможно, поэтому он так привязался к Какудзу. Вообще уже не представлял жизни без организации. Перспектива застрять в этом месте, без напарника, без вообще хоть какого-нибудь собеседника его ужасала. Орочимару, в конце концов, был еще не худшим вариантом...
- Может, не следовало его пинать? - Вслух спросил себя Хидан, опускаясь, чтобы вытащить змеиного саннина из сугроба.
Наскоро отряхнув неподвижного шиноби, жрец вздохнул, поудобнее закинул на плечо косу и поднял его на руки.
Какой холодный...
Поморщившись, Хидан, не теряя больше времени, быстрым шагом направился туда, где надеялся найти людей.

28

... Радужное облачко внезапно свернуло края и куда-то слиняло с обиженным видом. Сознание начинало возвращаться, а вместе с ним возвращалось ощущение тела, промерзшего насквозь, с болящей головой и ушибленным плечом, которое было неудачно прижато при падении....

Орочимару пришел в себя от тепла тела, согретого ходьбой, от равномерного покачивания - и от запаха человека, запаха крови и стали, которые всегда сопровождали Хидана. Слабый стон сорвался с бледных губ.

"Он... Подобрал меня? Зачем, интересно? Вознаграждение получить? Надеюсь нет... Он вроде как больше религией увлечен, чем деньгами. Надеюсь, я ему нужен не в качестве жертвы... Ксо, как неудачно все получилось..."

29

Чуткие уши Хидана уловили слабый звук, сорвавшийся с бледных губ змеиного саннина. Выглядел тот по-прежнему даже хреновее, чем обычно, но по крайней мере было понятно, что сдохнуть он не успел.
- Очнулся? - Не слишком участливо поинтересовался Хидан, приостанавливаясь.
Пейзаж особо не менялся. Он по-прежнему шел вдоль берега реки. Было в окружающем пространстве что-то такое, что казалось ему смутно знакомым - может, проходил тут когда-то? За время, проведенное в Акацки, Хидан успел обойти немало дорог. Но именно эту он не узнавал, хотя она вызывала смутное чувство дежа вю.

30

С синевато белых губ сорвался еще один невнятный стон. Слух уже вернулся, а вот язык категорически отказывался поворачиваться во рту, из-за чего только стоны и прорывались наружу. Тело не желало слушаться, и попытки пошевелиться были обречены на провал. Тогда Орочимару попробовал привести клетки в норму при помощи чакры - ускорить, разогнать её по каналам. Вроде начало получаться, но раздражающе медленно.