Много лет тому назад...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река

Сообщений 91 страница 120 из 154

91

- В жертву за что? - Насмешливо переспросил Хидан. - Нет, я тебя просто убью, а твою голову за патлы приволоку Лидеру. Уверен, это сгладит наши с ним разногласия...
Похоже, он даже не намерен защищаться. Настолько уверен в своих силах? Едва ли, пара царапин не сравняет наше положение. Тогда в чем дело?
Фанатик искренне недоумевал, даже не подозревая, что его вопрос попросту превратно истолковали. Он всерьез предлагал драться, памятуя о том, что предательство смывается кровью. Тем более что его кровь старый змей имел наглость пить, не особо интересуясь мнением жертвы... Не сказать, что это было неприятно, но Орочимару чертовски много себе позволял.
Вежливо предоставив сопернику право первого удара, Хидан занял оборонительную позицию, выставляя перед собой древко косы.

92

Пожав плечами в ответ на столь явную враждебность, Орочимару отступил назад и снова слился с деревом. Проявившись из его ствола на высоте около пяти метров, он отреагировал-таки на фразу Хидана.
- А, вот ты о чем... Ну нафиг-нафиг. Как я говорил, драться с тобой мне смысла не имеет - ты же все равно бессмертен... А ссориться с твоим Дзясином из-за твоей души мне не хочется тем более. Получше идей у тебя не возникло?
Белки глаз Орочимару начали постепенно темнеть, а черты лица снова заострились. Саннин был намерен скрываться в деревьях, Змей же внутри него был чертовски голоден...

93

- Трус, - отрезал Хидан, вскидывая голову. - Боишься меня? Тогда можешь валить на все четыре стороны, я за тобой гоняться по всему лесу не намерен. Я просто подожду, пока ты замерзнешь, и приду по твоим следам. По следам твоим приду, слышишь меня, морда твоя змеиная?? - Он сорвался на крик.
Стремление саннина избежать драки его бесило, вызывая желание немедленно покончить с этим. Тем не менее бессмертный убеждал себя, что не стоит пороть горячку - Орочимару не самый лучший противник для зимней ночи. Все-таки разница между дракой и погоней достаточно ощутима... Впрочем, жрец и побегать бы не отказался, хохоча и размахивая косой. Смущало то, что одежда была напрочь испорчена. С темнотой заметно похолодало и, отойдя от костра, Хидан ощущал это всей кожей.

94

Орочимару расхохотался из ствола еще парой метров дальше.

- Какой боевой... Я уже сказал, почему у меня нет желания с тобой драться... А если ты видишь мои следы - что ж, попробуешь найти? Или так догонишь, мудозвон ты акацучий? Я даже замерзнув, не окажусь на земле, и не мечтай.

Белки змеиных глаз медленно залились демонической чернотой, но Орочимару усилием воли еще сохранял человеческий облик. Он сожалел лишь об одном - что ему не дали поспать. Комок из горла никуда не ушел, но саннин предпочитал не думать и не заниматься самокопательством.

95

- Я не собираюсь за тобой бегать. Спускайся и дерись как мужик, трус несчастный!
Хидан в сердцах сплюнул. Орочимару раздражал его все больше с каждой секундой. Это уже становилось личным.
- Я тебя не что с дерева - с того света вытащу, не беспокойся, белка хренова. Вечно ты убегать не сможешь, не та погодка.
Змеиного саннина хотелось схватить за шиворот и трясти, пока этот язвительный огонек в его глазах не погаснет. Прикасаться к нему было приятно, по-змеиному ловкий, он всегда ускользал из рук. Наверное, так же приятно будет впиваться пальцами в его жилистое горло, слушать, как он хрипит, слабо вырываясь...

96

- Сначала найди - расхохотался Орочимару, исчезая в древесном стволе. Секс с Хиданом ему нравился, драться не хотелось. Но Змей, похоже, думал иначе...
Глубоко под землей, среди корней деревьев, Великий Змей таки взял верх над разумом Орочимару. Белое тело вытянулось, покрываясь странной чешуей из змеиных голов, голова превратилась в змеиную. Змей задвигался, свиваясь кольцами, земля почти не оказывала ему сопротивления - они просто словно бы проходили друг сквозь друга, проницали - чакра этого дзюцу позволяла молекулам двух веществ проходить насквозь, не смешиваясь, и затем разделяться.

97

Проводив Орочимару взглядом, Хидан сплюнул повторно и, мгновенно забыв о злости, неспешно вернулся к костру.
Сбежал... Впрочем, чего было еще ожидать?
Подняв с земли свои вещи и отряхнув, он скептически оглядел все по очереди и попробовал оттереть кровь снегом, после чего разложил поближе к огню - сушиться. Сидеть стало не на чем, а устраиваться голым задом на земле зимой не стал бы даже Хидан, так что он от нечего делать начал ходить кругами вокруг костра, раскручивая в руках косу и описывая немыслимые восьмерки. Когда это занятие ему надоело, он уселся на более-менее подсохшее место на плаще и вновь достал свою фляжку.

98

В этот момент, когда ничто, казалось, не предвещало изменений, земля внезапно задрожала. Мгновенно вспучившись, она выпустила из своих недр десятки змей, которые возникли прямо вокруг Хидана, оплетая и обездвиживая его. Бессмертный шиноби мог уничтожить одну змею или десяток - но против сотни не устоял бы и силач. Их чешуя остро и знакомо пахла мускусом, скользила по коже, из пастей раздавалось шипение.

99

- Что за...!! - Сцепив зубы, Хидан рванулся, уже понимая, что это бесполезно - гибкие змеиные тела оплели его слишком плотно, едва позволяя дышать.
Секунду спустя он осознал, что вообще произошло.
- Орочимару, yariman! Что за нахер подлая натура - нападать изподтишка! Убери своих зверей, если хочешь нормально подраться!
Едва улегшаяся злость всколыхнулась в нем снова. Он и в самом деле не ожидал подлости, справделиво, как ему казалось, полагая, что саннин будет бороться скорее за свою чешуйчатую шкуру, чем за месть непонятно за что. Странно - Орочимару вроде бы всега отличался здравым умом... Хотя попал же он сюда непонятно как? Может, это вообще не Орочимару - кто знает, что случилось со старым змеем после ухода из организации, тем более что но вроде бы все-таки упокоился?

100

Земля задрожала вновь, и, вспучившись, буквально взорвалась фонтаном земли и снега. Из провала обманчиво-неспешно поднялся огромный Белый Змей. Он был гораздо больше того, которого видел Хидан видел раньше. Жёсткая черная грива дыбом стояла на голове, а глаза над широко распахнутой пастью были черно-золотыми, демоническими. Змеиный язык метался между огромными клыками, каждый из которых мог прокусить шею Хидана насквозь. Плоские змеиные головы, покрывающие тело вместо чешуи, шипели и скалились. Дыхание змея пахло ядом и тленом.

101

Что это?
Хидан был изумлен. Он много успел повидать - и биджуу, и прочих демонов, но змей поражал воображение. Даже идиоту было ясно, что сражаться с чем-то подобным бесполезно - хотя жрец попробовал бы.ю будь у него возможность хотя бы встать на ноги. Не будь он бессмертным, мог бы даже испугаться... Но сейчас в груди у него клокотала ярость. Не в силах осмыслить происходящее, он страстно желал лишь одного - взять верх, неважно каким способом. Даже будучи скованным по рукам и ногам, он ни секунды не оставался без движения, яростно выворачиваясь и рыча сквозь зубы.

102

Огромный Змей был голоден. Орочимару уже давно не выпускал его, сдерживая внутри, не позволяя освободиться, и только его подавленное состояние, усиленное алкогольным опьянением, дало Змею возможность выйти полностью. Конечно, Великому Змею было далеко до Хвостатых Демонов - зато за ним стояла сила легенды, легенды о Восьмиглавом Змее Ямато-но-Орочи, который в древности опустошал целые деревни, и которого смог победить только Сусано-о.
И сейчас Змей видел перед собой добычу. Взгляд Змея встретился с глазами Хидана, провалы зрачков затягивали, подавляя волю и разум. Огромная голова медленно приблизилась, Змей замер в предвкушении добычи.

103

Хидан тоже остановился, но оставался напряженным, готовый вывернуться сразу же, как почувствует слабину. Взгляд Змея он выдержал безупречно. Страшно не было по-прежнему.
- Собираешься меня есть? Подавишься.
Высвободив кончики пальцев правой руки, шиноби с силой сжал первую же змею, подвернувшуюся под руку - чешуйчатая шкура лопнула, скользкая плоть разорвалась, змеиная кровь потекла по запястью. Фанатик сжал руку в кулак, неотрывно глядя Змею в глаза.

104

Змей зашипел в лицо беловолосому и сомкнул зубы на плече той самой руки, что сжимала змею. Хрустнули кости, лопнули под огромными клыками мышцы и связки, брызнула кровь из порванных сосудов. Кусок мышц остался в пасти Змея и был проглочен им.
Назад Змей отодвигался медленнее. Зима сковывала морозом огромное тело, площадь охлаждения которого превышала площадь человеческого тела. Где-то в глубине примитивного сознания проснулась мысль о том, что было ошибкой вылезать в такую погоду. Тепло костра дало обманчивое впечатление о тепле, Змей оттаял, и теперь жалел бы об этом, будь у него немного больше разума. А так он просто рассчитывал закусить и смыться, оставив человеческую сторону сущности разбираться с проблемами - будь то уцелевший бессмертный, зима или что-то иное.

105

- kisama, - глухо прошипел Хидан. Руку он так и не разжал.
Дай мне только встать на ноги, и я... Я не знаю, что я с тобой сделаю.
Жрец уже успел заметить, как движения твари с каждой секундой становятся медленнее, неувереннее, беспокойнее. Сложив в уме два и два, он пришел к выводу, что скоро Змей замерзнет - и тогда он... Воспаленный мозг выдавал варианты один за другим. Сейчас шиноби был беспомощен, но его грела мысль о том, что противник обречен, и что бы он ни сделал - это конец.

106

Зашипев в ответ, Змей нацелился на второе плечо. Но его голова двигалась слишком медленно, и очередной рывок увел Хидана чуть в сторону с траектории движения головы. Один из зубов таки зацепил плечо, повреждая мышцы и связки, но челюсти, не смыкаясь, прошли мимо. Голова Змея уткнулась в землю, и тело внезапно рассыпалось сотнями змей, инстинктивно сворачивающихся на холоде в клубки. Ими была усыпана земля вокруг Хидана, так же изрядное их количество находилось в воронке, из которой Змей появился. Кроме них, в воронке находилось еще что-то, неподвижное, но с той точки, где находился Хидан, было непонятно, что это.

107

Хидан глубоко вздохнул и закрыл глаза.
yukata...
Все закончилось быстрее, чем он ожидал. Разорванное плечо саднило, но это была ерунда. Попробовав поднять руку, он обнаружил, что она еще немного слушается. Со стоном приняв почти вертикальное положение, шиноби уперся в землю той рукой, которая осталась цела, и огляделся. Костер почти погас, весь остальной пейзаж за пределами изрытой гигантским змеем площадки не изменился. Небо чуть-чуть посветлело - значит, скоро начнет светать...
Хидан разжал судорожно сжатый кулак, и змеиная кровь потекла на землю, сворачивая на глазах. Поспешно поднеся ладонь ко рту, жрец облизал пальцы и встал, оглядывая в поисках своего оружия. Теперь он чувствовал себя почти всесильным, хотя поврежденная рука была почти бесполезна.

108

Косу нигде не было видно. Вероятно, во время столь пафосного появления Змея её просто-напросто засыпало землей, и требовалось её откапывать. Зато при рассмотрении пейзажа обнаружился край плаща, полузасыпанного мерзлыми комьями.
Костер тоже почти угас, когда в него посыпалась земля со снегом, и сейчас из-под раскисших в грязь кучек были видны лишь слабые дымки. В предрассветном лесу было тихо и холодно. Вдалеке перекликались какие-то птицы, а снег тихо падал на землю, укрывая её белоснежным покрывалом. Но Змеиный Саннин находился сейчас без сознания, и не мог оценить всей красоты зимнего леса, равно как и опасности со стороны разьяренного фанатика.

109

Раздраженно поведя плечами, Хидан одной рукой выдернул свой плащ из-под комьев земли и накинул на плечи. Его гнев снова спадал так же резко, как и вспыхивал.
Обойдя вокруг погасшего кострища в поисках косы, жрец остановился над змеиным саннином, ничком лежащим на земле. Бесцеремонно подняв его за шиворот и убедившись, что тот без сознания, он разжал руку, вновь роняя бесчувственное тело на промерзшую землю. Мстить Орочимару, пока он в обмороке, Хидану не позволяла религия. Кровь за кровь имеет смысл, когда противник хотя бы условно может за себя постоять.
После четверти часа поисков коса все-таки была любовно извлечена из земли, отряхнута и протерта краем плаща. Плащу уже было все равно. Покончив с этим, Хидан отошел на десят метров вглубь леса и начал расчищать новое место для костра. Перед тем, как идти дальше, следовало поспать хотя бы несколько часов - хренов змей неплохо его задержал, но спать на холодной земле было совершенно невозможно.

110

Орочимару продолжал лежать без сознания.  Сначала это было черное глухое беспамятство, а потом, когда сознание почти пробилось на поверхность, холод снаружи остановил его, и оно погрузилось в себя, любуясь цветными глюками глубокого зимнего сна. Смерть во сне всегда казалась саннину неплохим выбором, хоть он и предпочитал жить. А сейчас он снова вел нескончаемую беседу "ни о чем" с радужным облачком, и не чувствовал, как его неподвижное тело постепено засыпает снег...
Вспугнутая кем-то птица вспорхнула с ветки, и мокрая шапка снега упала вниз, прямо на саннина. Но и это уже не было способно привести его в чувство. Дыхание стало совсем редким, едва уловимым, сердце тоже стучало совсем редко. Снег не таял на белой коже.

111

Разведя костер, Хидан вновь скинул плащ и уселся на нем, бережно придерживая раненую руку и бездумно глядя в огонь. Несмотря ни на что, спать не хотелось. Вспомнилось, что его последний противник курил... и захотелось закурить самому, чтобы как-то занять время.
Ну хорошо, предпоследний, последний был для этого маловат. Красивые пальцы Хидана невольно сжались в кулаки - совсем слабо на правой руке. Казалось, она теряла подвижность с каждой минутой.
Плохо... Очень плохо.
Промаявшись до рассвета, жрец не выдержал и пошел подбирать Орочимару. Хотя тот и был весьма хреновым собечедником, молчание сводило фанатика с ума. Он то начинал молиться вслух, то впадал в состояние, немного похожее на сон, когда мысли из головы куда-то исчезали.
Змеиный саннин лежал там же, в той же позе, в которой Хидан его оставил.
- Надеюсь, ты еще не сдох, - вслух заметил жрец, устраивая одеревеневшее на холоде тело на здоровом плече.
Уложив Орочимару поближе к огню, Хидан не поленился сходить за его же поясом и накрепко связать шиноби, чтобы не повторять прошлых ошибок, а затем, поколеавшись, улегся рядом, согревая его своим теплом с другой стороны. Мысль о том, что саннин уже, возможно, мертв, была не самой приятной, но попробовать, во всяком случае, стоило.
В конце концов, если он умер, я точно узнаю об этом, когда он начнет вонять...

112

Радужное облачко снова уплыло куда-то, когда к телу саннина начали возвращаться ощущения. Сознание неохотно толкнулось наружу, и с губ саннина сорвался первый, неосознанный еще стон.
"Проклятье, как хреново..." - появилась в голове мысль. Тоже первая здравая за довольно долгий промежуток времени, хотя саннину эти часы и показались минутами.
Болело всё. Руки, ноги, голова, тело. Кожа, мышцы, суставы... Холод основательно постарался над змеиным телом саннина, и приходить в себя было крайне неприятно.

113

Живой...
Удовлетворенно улыбнувшись, Хидан теснее прижался к саннину. Его тело отогревалось до противного медленно, и жрец сам упел замерзнуть, хотя его это мало беспокоило.
И что же мне теперь с тобой делать?...
Горячая ладонь прижалась к груди Орочимару, прощупывая пульс. Сердце билось очень медленно, но все же билось.
Что стало с одеждой саннина - Хидан мог лишь предполагать. По-видимому, ее лоскутки сейчас усеивают землю в радиусе метров так десяти... Повезло только поясу, который хозяин не успел нацепить.
Куда девать попутчика, жрец еще не придумал, но просто выкинуть после того, как дважды буквально вытащил его с того света, вроде было жалко.

114

Орочимару снова застонал, его тело постепенно начинала бить крупная дрожь. Мышцы подергивались вразнобой, но это было относительно хорошим признаком - хоть какая-то воля к жизни. Глаза приоткрылись. Они снова были обычными, чуть мутноватыми, взгляд никак не мог сфокусироваться. По ощущениям Орочимару понял, что рядом с ним снова Хидан, и никак не мог взять в толк, почему же тогда сам он еще жив. Судя по поведению Хидана перед тем, как появился Змей, Орочи мог даже не рассчитывать на легкую смерть, но тело до сих пор ощущалось живым, и даже почти функционирующим. Издав еще один стон, саннин закашлялся, выгибаясь на земле в приступах кашля.

115

- Нет-нет-нет, - с изрядной долей злорадства прошептал жрец, убирая руку с груди саннина. - Развязывать я тебя не буду, с меня одного раза хватило.
Мучительные стоны Орочимару доставляли ему удовольствие. Хидан откровенно наслаждался беспомощностью того, кто не так давно стискивал его в своих кольцах, угрожая разорвать пополам.
Как все быстро может измениться...
Шиноби под боком дрожал, и это тоже было приятно. Жадный до боли сам, последователь Джашина не упускал возможности сделать больно кому-нибудь другому, и отнюдь не из альтруистских побуждений.

116

Прокашлявшись, Орочимару сжал зубы и замолк. Дрожь еще сотрясала тело, с этим саннин ничего сделать не мог, но стонать больше не собирался. Он снова прикрыл глаза и попытался повернуться поудобнее.
"Ксо... Проклятый Змей, проклятая зима... как все хорошо было... надо же было ему вылезти... так хорошо проводили время, так приятно было... какая досада..."
Тепло костра с одной стороны и Хидана с другой постепенно делали свое дело, возвращая саннина в относительно живое состояние, но Орочимару уже не был этому рад. Он чувствовал себя абсолютно разбитым и никчемным.

117

- Орочи... - мягко позвал фанатик, возвращая руку на прежнее место. Что ни говори, на ощупь он был на удивление приятным. - Что это было, мм?
Внятного ответа он в общем-то не ожидал, но ужасно хотелось поговорить. В конце концов, именно для этого он приволок сюда полуживого шиноби, который его только что чуть не угробил. Или не только для этого... Не особо скованный моральными принципами, Хидан ничуть не боялся признаться себе, что совсем не прочь вернуться к тому, с чего они начали. Его религия не только не запрещала, но и поощряла прелюбодеяние, и половая принадлежность объекта его не смущала. Мнимая беспомощность саннина очаровывала...

118

Одним длинным и плавным движением Орочимару изогнул руки, словно костей в них вовсе не было, и выкрутил из всех тех узлов, что старательно навязал на нем Хидан. Зажав кисти подмышками, чтобы заледеневшие пальцы начали хоть что-то чувствовать и двигаться, Орочимару таки отреагировал на вопрос:

- Змей. Великий Белый Змей Ямато-но-Орочи. Из той же породы, что хвостатые демоны, только труба пониже, дым пожиже и ни в какой комплект не входит. С одной стороны - мой демон, с другой - часть меня, с третьей - не-я, а с четвертой - оборотная сторона моей карты... Один мозг и два разума на двоих. Одна душа и два комплекта мыслей. Ну и оружие, конечно. Только вот неуправляемое.

119

- И какого мужской половой орган я должен иметь с ним дело? - Спокойно продолжил Хидан, внешне никак не реагируя на то, как легко Орочимару освободился от узлов. - Если ты забыл, что обязан мне жизнью, так я напомню.
Осторожно высвободив одну руку саннина, Хидан зажал ледяные пальцы в ладони, понимая, что ему надо помочь согреться как можно скорее. Тащить его за собой еще куда-то ему абсолютно не улыбалось. Раз уж он все-таки не порвал Орочимару на клочки, стоило о нем позаботиться.
Черные волосы все еще пахли кровью, пылью и мускусом. .

120

- Не должен, признаю свой промах... В первый раз он из-за алкоголя вылез... Я честно постарался все исправить, отстал от тебя, как ты и сказал. Ну а во второй раз он в полный рост вылез, я и удержать его не успел. Он когда злится или голоден - совершенно неуправляем...
Орочимару доверчиво позволил завладеть своей рукой, рассудив, что даже если его прикончат в этом холодном зимнем лесу, хуже уже не будет. Все равно этому странному неприветливому миру он ни к чему, а единственный, кому он за коим-то фигом был нужен, вполне мог убить его в любой момент из каких-то своих побуждений.